Тихая любовь: история отношений Энни Лейбовиц и Сьюзен Зонтаг

Эта история любви никогда не выходила на первые полосы желтой прессы, а папарацци не гонялись за эксклюзивными снимками. Впрочем, зачем, когда один человек в этой паре — один из самых культовых фотографов современности. Речь идет об Энни Лейбовиц и писательнице Сьюзен Зонтаг. Предлагаем вам узнать их историю: от первой встречи до рождения детей.

Первые снимки Энни Лейбовиц появились в журнале Rolling Stone еще в 1970-х годах — с тех пор она добилась статуса одного из самых известных, востребованных и высокооплачиваемых звездных фотографов.


Энни Лейбовиц

Ее портреты звезд стали чуть ли не популярнее самих запечатленных на них знаменитостей — настоящие шедевры современного искусства. Ее снимкам присуща и лаконичность, и при этом зачастую нестандартный взгляд на вещи (чего стоит лебедь на шее Леонардо ДиКаприо или белая маска на лице Мерил Стрип).

Хотя сама Лейбовиц, чьим учителем был легендарный Ричард Аведон, признавала, что ей с трудом дается контакт с людьми. Она не ловкий интервьюер, который без слов через объектив камеры вытягивает из моделей душу, она — прирожденный наблюдатель.

По этой же причине она даже хотела уйти от намертво приклеившегося к ней жанра звездных портретов и, например, заключила контракт с Conde Nast Traveller в 1993 году, чтобы снимать безмолвные пейзажи и достопримечательности.

Но есть одна фотосерия, которая стала особенной в жизни Энни и в то же время одной из самых скандальных за ее карьеру. Речь идет о съемке Сьюзен Зонтаг в последние годы ее жизни.


Сьюзен Зонтаг

Лейбовиц фиксировала увядание своей подруги — до самого конца, включая кадры на больничной койке и посмертные снимки. Такой репортаж не устроил сына Зонтаг — отношения с Энни Дэвид Рифф разорвал. Да и у других людей такая съемка вызвала неоднозначную реакцию: многие посчитали, что Лейбовиц пытается, что называется, хайповать.

Конечно, я не сознавала, что поставлю своих домашних и друзей в такое уязвимое положение. Думаю, теперь я на такое не решилась бы. До сих пор не знаю, зачем я это делала. Эти кадры я снимала просто в трансе,

— признавалась потом Энни.

С Зонтаг Лейбовиц познакомилась в 1989 году, конечно, на фотосессии: Энни должна была сфотографировать Сьюзен для книги. И, кажется, встреча эта была делом судьбы. Одна из самых известных работ Зонтаг — эссе «Заметки о кэмпе» (в этом году оно даже легло в основу Met Gala), но на Энни сильное впечатление произвела другая книга Зонтаг — «О фотографии», выпущенная в 1977 году. Кроме того, Лейбовиц всегда говорила, что именно Сьюзен внушила ей уверенность в себе.

Я была без ума от интеллекта Сьюзен, и она говорила мне ровно то, что я хотела услышать, — что я могу и должна стать лучше. Она поставила мне самую высокую планку. Хотела, чтобы я никогда не останавливалась на достигнутом. Мне кажется, что подсознательно я даже не очень верила, что такой человек, как она, может мной заинтересоваться,

— откровенно говорила Энни.

Лейбовиц и Зонтаг никогда особо не афишировали своих отношений: никаких громких интервью, семейных фотосессий и рассказов про ЛГБТ-сообщество. При жизни Зонтаг ни одна из женщин вообще не делала никаких заявлений о природе их отношений. Они никогда не жили вместе, хотя их квартиры были по соседству друг от друга.

Зонтаг умерла в 2004 году в возрасте 71 года. В том году ей диагностировали миелодиспластический синдром. При этом еще в 1975 году женщина пережила рак груди четвертой стадии, а в 1998 году — саркому матки, притом что в обоих случаях врачи давали весьма пессимистичные прогнозы.

В 2009 году в одном из интервью, приуроченных к выходу ее автобиографии «Энни Лейбовиц: Жизнь фотографа 1990—2005» (A Photographer’s Life: 1990—2005), Лейбовиц сказала, что в книге рассказывается несколько историй ее жизни, и «со Сьюзен это была история любви». Издание The New York Times осторожно называло Зонтаг компаньоном Лейбовиц, но сама фотограф в автобиографии написала:

Таких слов, как «компаньон» и «партнер», не было в нашей речи. Мы были двумя людьми, которые помогли друг другу пройти через нашу жизнь. Ближайшее слово, которое могло бы описать это, по-прежнему «друг».

Но позднее в другом интервью Лейбовиц окончательно развеяла все сомнения, если они у кого-то еще были.

Зовите нас любовниками. Мне нравится это определение. Это звучит романтично. Я хочу выразиться совершенно ясно: я люблю Сьюзен,

— сказала Энни.

Я пошла на эти отношения, полагая, что стану ближе к этому величию и подниму свои работы на большую высоту,

— признавалась Лейбовиц. При этом Сьюзен никогда не стеснялась открыто критиковать работы подруги, но саму Энни это, кажется, не обижало. Хотя сын Зонтаг Дэвид был иного мнения.

Они были худшей парой, что я знал, с точки зрения недоброжелательности и неспособности быть милыми. Я говорил матери: «Или будь с ней добрее, или уходи»,

— приводит его слова Page Six.

Союз Лейбовиц и Зонтаг был, впрочем, не только любовным, но и творческим, и интеллектуальным. В 2000 году они выпустили книгу «Женщины» с фотографиями Энни и эссе Сьюзен — проект был призван представить некий коллективный портрет женщин Америки. Они собрали совершенно непохожих друг на друга героинь разных национальностей, профессий и вероисповеданий. Эта работа оказала сильное влияние на Лейбовиц.

Я никогда не видела такого разнообразия, это было очень эмоционально,

— признавалась Лейбовиц.

Впоследствии она полностью поменяла стилистику знаменитого календаря Pirelli, изменив его традиционный стиль и сосредоточившись на личностях женщин, а не на их сексуальности.

Уже много лет после смерти подруги, в 2016 году, Лейбовиц выпустила продолжение проекта «Женщины» (Women: New Portraits). Новые фотографии были презентованы ей лично в 10 городах. В проект вошли как старые снимки, сделанные еще в 1999-м, так и новые героини, в том числе Мишель Обама и Адель.

В 2001 году Энни родила дочь Сару: Лейбовиц на тот момент было 52 года, и это была ее первая беременность, а Сьюзен было 68 лет. Донором спермы выступил единственный сын Зонтаг Дэвид. Через два с половиной года женщины решились на еще одного ребенка, но на этот раз обратились к услугам суррогатной матери. В результате на свет появились двойняшки Сьюзен и Сэмюэль Лейбовиц, но увидеть их Сьюзен уже, увы, не успела.


Энни Лейбовиц с дочерью Сарой

Источник: spletnik.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.